Джамала и пустота

Редактор Karabas Live Юрий Береза рассказывает, что пошло не так на самом большом концерте в карьере певицы

Выступать во Дворце спорта перед многотысячной аудиторией — тот еще стресс. А когда ты еще победитель прошлогоднего «Евровидения» и твой концерт проходит за день до гранд-финала этого года, можно услышать, как груз ответственности ломает кости. По сути, Джамала концертом 12 мая решила проверить себя на прочность. Испытание она прошла до конца. Но с большим трудом.

Еще один важный момент — уровень внимания иностранной прессы и гостей. Их присутствие или отсутствие должно было показать отношение к Джамале не только как к триумфатору песенного конкурса, но и как к серьезному артисту. Иностранную речь в здании Дворца спорта и очередях было слышно, но далеко не повсеместно. Хотелось большего.

Но даже если не учитывать «иностранный фактор», вчерашний концерт прошел с большим скрипом. Если рассматривать его с трех сторон — самой Джамалы, организаторов и публики, — то ко всем будут вопросы.

Джамала

К Джамале меньше всего претензий. Открытость залу, легкость общения с публикой, много эмоций, но без дешевой патетики. Несколько раз пускала слезу и от волнения потирала ладонью костюм — такие штрихи к сценическому образу. Вокально оценивать Джамалу легко. Она неизменно хороша.

Не сложилось с драматургией сет-листа. Здесь бы следовало двигаться от малого к большему, но в итоге скачкообразность победила. «Шлях додому» оказался в самом начале, а «Злива», исполненная совместно с Андреем Хлывнюком и Дмитрием Шуровым, где-то в середине. Такими номерами зрителя надо добивать, а не встряхивать.

Хотелось больше «жары» в основной части программы, драйва, огня. Были композиции, которые тормозили движение. Но такой точно не стала «Обещание» — роскошный номер, исполненный в окружении неоновых огней. В итоге, плотный концентрат бодрости пришелся на бис — три песни, среди которых переработанная версия «Smile» и «Верше, мій верше».

Организаторы

Cитуация c организаторами напомнила одну небезызвестную фразу — «одной рукой гладит, другой — бьет».

Они нашпиговали Дворец спорта оборудованием так, как это здание не начиняли, наверное, никогда. Установили исполинский круглый экран, на котором крутился чумовой визуал. Попытались вызвучить зал. Завезли разнообразный свет: две стены по бокам от сцены, круглый карниз над ней и упомянутая конструкция с неоновыми лампами. Было красиво. Эффектное шоу, нет вопросов.

Такой момент не грех запечатлеть для потомков. Только «запечатлителей» было слишком много. Телекамеры под сценой, два крана, которые постоянно кружились над людьми и огромный «съемочный» фронт посреди площадки, который загораживал все, что только можно. В большей части фан-зоны ты оказывался в объективе. Было не понятно, мешаешь ты снимать операторам или нет. Не самые комфортные ощущения.

Коме того, часть фан-зоны занимал сидячий партер, что выглядело максимально странно. Дворец спорта частично превратился в еще один Дворец «Украина». Зачем так надо было делать — загадка. Правда, Дмитрию Монатику, который был на концерте, это не мешало отрываться в сидячем секторе у сцены.

Публика

Теперь о тех, ради кого все затевалось. Кто эти люди, которые пришли во Дворец спорта? Слышали ли они Джамалу до этого? Понимали ли, на чей концерт идут? По всей видимости, большинство — нет.

Создалось впечатление, что 90% аудитории — люди, плотно сидящие на успокоительных. Аморфная, неподъемная и не очень благодарная публика. Фан-зона у сцены создавала не более чем иллюзию активности. Сектора и партер — чистое партсобрание КПСС, на котором учтиво аплодируют не потому, что понимают и чувствуют, а потому что так надо.

Показательным был момент, когда гитарист подошел к краю сцены и попросил всех помахать руками. Тогда стало ясно, что большинство зрителей работает на заводе по производству клея «Момент». Иначе сложно объяснить, почему их руки оказались намертво приклеенными к туловищам, креслам и телефонам.

Там, где надо подпевать — втыкание в гаджеты. Там, где надо хлопать в такт — в такт пиликали сверчки. Оживление случилось во время «Зливи» и «1944», а до этого и между — сплошное седативное небытие. Трибуны начали пустеть, когда концерт перевалил за экватор. Из партера мамы гуськом уводили своих заспанных детей. После «1944» народ массово повалил на выход. На бис осталось не больше половины пришедших. Разноцветный метафан в финале выглядел как соль на рану.

Итог

Джамала бросила вызов себе. Где-то она не дотянула, где-то прошляпили организаторы. Но это было похоже на неравный бой с человеческой пустотой. Это было страшно — видеть, как артист выкладывается, а все это рассеивается в воздухе и никем не подхватывается. Старания не то что не нашли отклика у зрителя — зритель многое попросту игнорировал. Концерты на больших площадках иногда называют «крещением огнем». Джамала это крещение по-своему прошла. Осталось залечить ожоги.

Фото: Евгения Люлько

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Поделиться:

Юрий Береза

Редактор разделов «Сцена» и «Подборки»

  • Andy Andy

    А кто такой Джамала?

  • Гость

    Про завод по производству клея как по мне перебор

Подпишись на KARABAS.COM в Viber