Алексей Горбунов: «Я после концертов не могу сутки в себя прийти, в бане отпариваюсь»

Алексей Горбунов рассказал Karabas Live о своих музыкальных работах, театре, кино и о том, почему рэп нельзя доверять исполнять кому угодно

Актер Алексей Горбунов известен как человек резкий и импульсивный. После Майдана 2014-го он бросил хорошие роли и высокие заработки в России и переехал в Киев, потому что «родину не продают». Объездил Украину, встречался с военными и помогал как мог. Все это время он почти не снимался (исключение – сериал «Гвардия» и фильм «Правила боя»), а в прошлом году поставил авторский музыкальный спектакль «Черная шкатулка» по мотивам творчества Людвика Ашкенази.

Накануне открытия второго сезона спектакля актер поделился с нами размышлениями о кино, театре и музыке, о том, что было и что будет.

*      *      *

Людвика Ашкенази я читал еще в институте на первом курсе по сценической речи. Его «Черная шкатулка» сейчас очень актуальна. Когда началась война, я долгое время не мог найти тексты, которые были бы понятны людям. Я в 2014-м году почти всю Украину объездил с группой «Грусть пилота», хотел придумать что-то музыкальное. Чтобы было просто, коротко и ясно. И вдруг в памяти всплыла «Черная шкатулка». Так мы с ребятами и придумали спектакль с музыкальным живым оформлением, где я читаю стихи Ашкенази – о любви, о детях, о родителях, о войне, о богатстве и нищете, о родине.

Когда мы в первый раз его играли 25 сентября прошлого года, зрители плакали, аплодировали и смеялись. Потому что там все очень настоящее. Плюс живая музыка, которая дает атмосферу. И я читаю тексты и пою – Высоцкого, Окуджаву, украинские народные песни. Режиссер Юрий Одинокий на элементарных вещах придумал оформление – головные уборы. То есть, я надеваю шапку и становлюсь бабушкой или военным моряком. Просто меняется один штрих, и этим обозначается персонаж, которого я играю. Позволить себе декорации мы не можем, переезжаем из города в город налегке – в моем джипе.

Скоро выйдут фильмы «Ворошиловград» по книге Сергея Жадана и «Травень» Виктора Придувалова. Я думаю, с этого начнется настоящее украинское кино

Группе «Грусть пилота», с которой я играю спектакли, уже 15 лет – будем отмечать в этом году на мой день рождения (29 октября — ред.). Это мой театр. Люди, которые прошли со мной огонь, воду и медные трубы, всю войну, АТО и госпитали, — на сегодня мои самые близкие люди. У меня в среде актеров нет таких друзей, как эти музыканты. И мой театр, мое кино и вообще все, связанное с Украиной последние четыре года, это «Грусть пилота».

В Москве я оставил все – не только гонорары, но и массу хороших несыгранных ролей. Потому что родина – она не меняется и на деньги не переводится. Хотя я и говорю всегда, что Москва – это моя вторая родина, там моя дочь родилась. И лучшее я сыграл в Москве. Я надеюсь, что скоро выйдут фильмы «Ворошиловград» по книге Сергея Жадана и «Травень» Виктора Придувалова — то, что может встать на один уровень с сыгранным мною в России. Я думаю, что с этого начнется настоящее украинское кино. Я уверен, что снимать кино про Украину должны лучшие люди, которые жизнью своей заслужили это право. А не те, для кого в порядке вещей резать бюджеты и снимать конъюнктуру. Еще и гордиться этим!

gorbunov

Актеры у нас хорошие – ярчайшая молодежь. Но им негде реализовать свои таланты, потому что предлагают одни сериалы. Радует то, что многие из них не хотят лезть в это болото. Я еще раз убеждаюсь в том, что это поколение, родившееся в независимой стране – честное, настоящее, талантливое. Это в их глазах, в их пластике, в их энергии. Вот на кого нам равняться надо. Эти дети еще перевернут мир. Покажут, что такое украинское кино. Не даете им денег – так хоть дайте им место, где выступать!

Люди – вот что самое ценное у нас в стране. Последнее время начали забывать о тех, кто проливал свою кровь, кто пошел первым – на Майдан, на войну. Это лучшие. Им не надо было рассказывать, что такое Родина. Она была у них в сердце, а не на словах. Они отдавали за нее жизнь, ни секунды не задумываясь.

gorbunov

Мы забыли о простых ценностях. Когда вы в последний раз слово «совесть» в телевизоре слышали? Совесть, долг – их же за деньги не сыграешь. Никакие деньги не добавляют таланта. Я мечтаю, чтобы актеры работали, как на арене боксеры – как Вася Ломаченко или Саша Усик. Чтобы все было по-настоящему. Выйди и покажи, что умеешь – без спецэффектов! Иди и подержи без ничего зал в тысячу человек! Вот тогда бы я посмотрел на этих артистов.

«Черная шкатулка» – это старые черно-белые фотографии с трещинками и заломами. Это и есть самые теплые фотографии. Свои детские фото я даже не переводил в цифру. На них мама и бабушка еще молодые, а нам с братом по 3-4 года. Это чердак души. Залезаешь туда иногда, достаешь фотки и вспоминаешь. Если все правильно сделано на спектакле, то зритель в этих фотографиях свое родное видит.

Из Советского Союза в наше время я бы забрал образование и здравоохранение. На фоне сегодняшней медицины мы понимаем, что тогда она была на высоте. Была хорошая начальная и средняя школа, там закладывался хороший фундамент. Забрал бы ПТУ и техникумы, у нас же сейчас нет слесарей, токарей – никаких рабочих специальностей! За остальным не скучаю – боже упаси обратно в Советский Союз!

Как можно сравнивать Нину Матвиенко и нынешних «звезд»? Она великая, потому что сердцем поет. Я плачу, когда слышу «Силу птаха». Вот какие должны быть артисты! И думаю, что Нина Митрофановна сейчас не очень весело живет. Как и Лина Костенко, Ада Роговцева. Эти женщины – совесть нации. А совести как раз тяжелее всего сейчас.

И бабок никаких не хочется, когда с дебилами работаешь. Лучше быть нищим и честным

В моем представлении Украина – это женщина. Ее сила в женщинах. У меня две дочки. Я никак не мог понять, где сыновья? Теперь знаю – это благословение свыше. Горжусь своими дочерями – это самое светлое, что есть в моей жизни.

Женщины – слабые существа, но в то же время самые сильные. Как вспомню этих хрупких девочек, которые вытаскивали наших бойцов с поля боя, ухаживали за ними в госпиталях. Я такое только в кино раньше видел. Не могу вспоминать их без слез. А бабушки, которые последние гривны в 2014-2015-м годах несли! Вот моя страна. Вот это меня с реальностью и мирит – ценность людей, которых я увидел за последние три с половиной года. В разных городах, из разных социальных групп.

Я сейчас мало с артистами общаюсь, этот круг мне не интересен. Мне ближе реальная жизнь. И гораздо интереснее снимать клип с Виктором Придуваловым, чем кино за бабки. Уже и бабок никаких не хочешь, когда с дебилами работаешь. Лучше быть нищим и честным.

Мое самое большое желание – чтобы люди в моей стране, наконец-то, улыбнулись. Они заслуживают этого. Поэтому я делаю такой спектакль, как «Черная шкатулка», или пою Высоцкого. Единственное, что я могу дать – искренность и честность, которые им нужны.

Песни Высоцкого сегодня актуальны как никогда. Когда я их пою, я вижу реакцию людей – многое они на себя примеряют. И 60-летние дяди, и 20-летние парни. Каждый находит в Высоцком что-то свое.

Мои первые музыкальные воспоминания – «Ob-La-Di, Ob-La-Da» Beatles, я в пионерском лагере, мне 7 лет. Вторая песня – «Can’t Buy Me Love». Мы тогда английского не знали и пели по слуху – получалось «Кенбамилу». В школе слушал Credence Clearwater Revival, потом Маккартни и Wings. Любимый альбом — «Ram» 1971 года. Из каждого окна на родной Русановке доносился Маккартни.

На сегодня мои музыкальные вкусы не изменились. У меня вообще ценности не изменились. И вкусы, и привязанности практически не поменялись. Все то, что на Русановке впитал, с тем и живу. Транслирую своим детям и молодым артистам.

Мику Джаггеру и Киту Ричардсу по 75, а они качают аудиторию по 2,5 часа. Я после концерта на полтора часа сутки не могу в себя прийти, в бане два часа отпариваюсь. А этим все нипочем!

Первая украинская музыка, которая меня впечатлила – это «Трио Маренич». Простые песни, три аккорда – и как-то сразу запоминались. Папа мой их горлопанил. Папа, алтайский сибиряк, страшно любил Украину и из Киева никуда не хотел уезжать – ни в Москву, ни в Питер, ни за границу атомные станции строить. В семье даже скандал был по этому поводу. Мама говорила: «Все твои уже в Алжир съездили, черные «Волги» купили, ковры и хрусталь привезли, а мы что?» «Я не поеду никуда из Киева!» — рявкал папа. На этом все и заканчивалось. На семейных праздниках он пел «Цвіте терен», с таким смешным русским акцентом. И любил подкалывать нашу соседку: «Гандзя любка, Гандзя киця, Гандзя гарна молодиця!»

Рок-н-ролл – это музыка протеста. Какое развлечение? Хватит развлекаться! Есть попса – пусть она и развлекает. Боб Дилан может развлекать или AC/DC? Они качают своей энергией – это не развлечение. Это как молотом по голове. Вот что такое настоящий рок. Посмотрите на Мика Джаггера и Кита Ричардса, которым по 75 лет! Минимум половина этих лет прошла в наркотическом угаре – а они выходят на сцену и качают аудиторию по 2,5 часа. Я после того как отыграю концерт на полтора часа сутки не могу в себя прийти! У меня голоса нет до утра и впечатление, что я смену на заводе отработал. Еле передвигаюсь, иду в баню и два часа отпариваюсь. А этим все нипочем! Как они это выдерживают?

Рэп такой же честный, как когда-то был рок. Во-первых, потому что рэп всегда исполняют вживую. Во-вторых, не каждому пид*ру рэп дадут исполнять. Это же статус! Вот Майк Тайсон может петь рэп, Ломаченко и Усик – они бойцы, они заслужили. Абы кого туда не пустят – там только те, кто на сцене сгорает. Этим же ценна и рок-музыка. Джим Моррисон, Эми Уайнхаус, Курт Кобейн – вот что такое вообще музыка. Когда люди умирают, сжигая себя — тогда это музыка, которая на века. А то, что сейчас у нас – за редким исключением и не музыка вовсе. Я и за 100 долларов на концерт «НеАнгелов» не пойду.

Сейчас мы с группой делаем нашу первую украиноязычную пластинку «Травень». Будет 10 треков – из них три народные и еще пять песен Васи Гонтарского (лидер группы Вася Club, который умер несколько лет назад — ред.). У меня в группе три человека, которые с ним работали. Мы почти одновременно начали писать альбом и снимать фильм «Травень» с Виктором Придуваловым. Сидели после съемок клипа «Одинак» для группы «Антитіла» и за один день решили – снимать кино. Выход альбома, клипа и фильма (хотя бы в первой версии) готовится на октябрь – к моему дню рождения.

Последние четыре года были для меня неоднозначными. Но светлых ощущений и переживаний все равно было больше. Я продолжаю испытывать тот же кошмар нашей жизни, как и миллионы моих соотечественников. Во мне сидит много раздражения, после Майдана растоптана моя вера в новое кино – как и во многое другое. Но впечатления от людей – потрясающие. Я много общался с военными и волонтерами – это люди такого мужества, такой силы, что я себя чувствую пацаном, когда начинаю жаловаться на жизнь. Многие из них потеряли все. Но Украина для них – не пустой звук. Такие люди вселяют в меня надежду на то, что все у нас, в конце концов, будет хорошо.

Спектакль «Черная шкатулка» можно увидеть в Киеве 25 сентября и 16 октября

 

Автор заглавного фото — Елена Божко

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Поделиться:

Мила Кравчук

Заместитель главного редактора Karabas Live. Редактор разделов "Фан-зона" и "Колонки"

Подпишись на KARABAS.COM в Viber